1966 год

Испытания регенерационной установки в ИМБП прекращены в 15:00 25 февраля из-за падения в составе атмосферы процентного содержания кислорода и увеличения углекислоты. Испытания продолжались только 14 суток. Мы (ВВС) были тысячу раз правы, когда категорически возражали против предложения Минздрава провести только один зачетный эксперимент в ИМБП. Если бы не было испытаний у Воронина (ВВС настояли на их проведении вопреки резолюции Л.В.Смирнова), то сейчас, после провала эксперимента в ИМБП, пришлось бы вновь начинать испытания, и тем самым был бы сорван срок пилотируемого полета (до 23 марта). У Воронина эксперимент продолжается уже 15 суток, но и в этих испытаниях есть недостаток: установка все еще работает на 2-м патроне, а при нормальной работе должен был бы кончаться уже 3-й патрон (всего в установке 4 патрона — каждый на 5 суток) — это свидетельствует о параллельной работе 2-го, 3-го и 4-го патронов. Таким образом, не исключено, что система регенерации воздуха может «скиснуть» в любой момент, — короче говоря, система еще не доведена до надежной работы в течение 20 суток.

Последние три испытания парашютной системы тоже прошли плохо: были разрывы парашютов. Корабль надо уже вывозить на полигон, но он не готов. Правда, я уверен, что под нажимом начальства Воронин и Ткачев дадут «добро» на использование своих систем в полете. Но такое «добро» недорого стоит, и с такой практикой подготовки космических полетов мы можем иметь крупнейшие неприятности.

Сегодня газеты сообщают о гибели двух американских астронавтов, они разбились при тренировочном полете на самолете (астронавты Эллиот Си и Чарлз Бассетт — основной экипаж «Джемини-9» — погибли в авиакатастрофе на самолете Т-38 28 февраля 1966 года — Ред.). Ни у нас, ни в Америке еще не погиб ни один человек во время космического полета. Но трагедии в космических полетах неизбежны, они будут происходить на глазах у всего человечества и потому будут особенно впечатляющими. Надо делать все возможное, чтобы повышать гарантии безопасности космических полетов. Пока же все наоборот — и у нас, и в Америке налицо спешка в подготовке полетов, многое делается недоброкачественно, и вероятность происшествий в космосе растет. Как это ни странно звучит, но самым надежным у нас был полет Гагарина. Самым опасным до настоящего времени являлся полет «Восхода-2», но еще более опасным может оказаться предстоящий полет «Восхода-3». Полеты в космос становятся все более продолжительными, орбиты более высокими, а эксперименты и научные исследования все более сложными. В таких условиях гарантии безопасности полета неумолимо уменьшаются. Казалось бы, все конструкторы должны заботиться о большей технической надежности оборудования и систем пилотируемого космического корабля, а фактически мы идем по пути снижения их надежности.

Дальше >>

Поиск