1971 год

Кубасов и Леонов вообще не хотели ехать на митинг, но не рискнули ослушаться моего приказания. Кубасов, требовавший от врачей немедленного обследования, не постеснялся заявить: «Если я здоров, то я должен лететь, а если я болен, то мне нечего делать на митинге». Врачи провели повторное освидетельствование Кубасова и еще раз подтвердили, что лететь ему нельзя. Весь экипаж Леонова очень некорректно реагировал на замену его дублирующим экипажем, и виноваты в этом и сами космонавты, и целый ряд больших начальников, поощрявших их капризы.

Я и Курушин доложили маршалу Крылову (он сегодня прибыл на полигон) наши предложения по строительству на 17-й площадке. Маршал утвердил план строительства трехэтажного здания, столовой и спортивного зала. Можно надеяться, что лет через пять на космодроме будут созданы вполне приличные условия для космонавтов. Сейчас многое зависит и от нас: надо хорошо продумать, что и как строить.

Вечером на космодром прилетели генералы Ефимов, Чугунов и Горегляд. Сейчас здесь десять генералов ВВС, а для дела нужны из них не больше двух-трех.

6 июня. Тюра-Там — Евпатория.

Только что (на часах 13:30 местного времени) вернулся со второй площадки. Старт «Союза-11» прошел отлично, и уже на втором витке мы установили связь с Добровольским. На четвертом витке проведем коррекцию орбиты и в 15:00 московского времени вылетим в Евпаторию...

...В полете были 4 часа 30 минут: над Кавказом пришлось обходить мощную грозовую облачность. Встретивший нас на аэродроме Саки Андриян Николаев доложил, что полет «Союза-11» проходит нормально. В Евпаторию со мной прилетели Пономарев, Фролов, Шаталов и 12 офицеров-специалистов. Кроме Николаева и Шаталова здесь находятся космонавты Елисеев, Феоктистов, Быковский и Горбатко (Леонов, Кубасов, Колодин, Рукавишников и генералы Ефимов, Чугунов, Кузнецов и Бабийчук улетели с космодрома в Москву, генерал Горегляд с небольшой группой офицеров ВВС остался на космодроме).

Дальше >>

Поиск